Москва
27 октября

Почему я решила плыть Oceanman? Все пошли — и я пошла

Поделиться
Поделиться

16 октября десятки наших учеников проплыли свои дистанции в рамках одного из крупнейших стартов на открытой воде Oceanman. У каждого своя история, своя причина уехать на край Испании и за выходные покорить ещё одну стихию. Делимся рассказом ещё одной нашей прекрасной спортсменки. Аня Гаврилова, разработчик газовых месторождений с красным дипломом, модель, визажист, lifestyle-менеджер, соавтор блога о путешествиях, жена триатлета, мать двоих детей, пловец и бегун.

file

Я сейчас устроилась на работу и не знаю, как у меня будет получаться уделять внимание всем сферам жизни. Ведь если хочется успевать что-то одно, надо жертвовать чем-то другим. Я почти не читаю, редко хожу в кино или театр. Возможно, из-за работы придется убрать бег или плавание. Но посмотрим. Пока у нас в семье очень насыщенная жизнь: мы путешествуем, проводим много времени с детьми.

Я lifestyle-менеджер в консьерж-службе. Работаю с VIP-клиентами, которые хотят «спускающуюся на воздушном шаре луну с неба» прямо сейчас, и я быстро нахожу эту луну и преподношу ее в красивой упаковке. Я работала в этой компании до декрета, и когда мне предложили вернуться обратно, согласилась. Это очень интересная работа.

Мое плавание началось с Босфора. В прошлом году мой муж переплыл пролив, а я ездила с ним поддерживать. Там увидела огромное количество счастливых обнимающихся людей. Это была группа I Love Swimming. Я тогда подумала: «Неужели может быть столько счастливых людей, объединенных какой-то целью и так друг друга поддерживающих?» Я была очарована этим зрелищем. Ведь в моей жизни никогда такого не было, чтобы я была частью подобного дружного коллектива. Очень хотелось так же.

В стартовом городке на Босфоре были совершенно разные обычные мужчины и женщины: большие и маленькие, толстые и худые — и они все переплыли вот этот вот Босфор. Смеются, машут своими сертификатами и чувствуют себя прекрасно. Я тогда подумала, что раз могут все они, то, может быть, и я смогу.

У меня никогда не складывались отношения с физической культурой. При беге на физкультуре у меня начинало колоть в боку, болели все мышцы. И я использовала все свои знания и умения, чтобы от физкультуры откосить и никогда на нее не приходить. Но я занималась хореографией, балетом. Примерно лет в 13 я переросла все концертные костюмы своей хореографической студии, поэтому бросила кружок. Ведь просто танцевать и нигде не выступать было неинтересно.

file

Мой первый тренер по плаванию — Павел Иванов. Это чудесный тренер. Он плавал с нами в воде, скользил, все показывал. Очень положительно и позитивно ко всем относился и не допускал каких-то некорректных высказываний, если что-то не получалось. Это для меня очень важно. Грубость, жесткость и некорректность тренера меня отталкивают. Я не собираюсь становиться олимпийским чемпионом, которого нужно через «не хочу» ломать. Мой тренер — мой союзник, с которым мы спокойно за руку пойдем к каким-то вершинам.

Отношение тренера к пловцу — как наставничество. Тренер должен относиться ко мне как родной отец. С одной стороны, понимать, что я не опытный пловец, и мои возможности ограничены. С другой стороны, помогать мне выйти за пределы своих границ и добиться какого-то прогресса. В то же время, мне важно, чтобы это было сделано мягко и с уважением.

Когда я пришла на первый уровень обучения в I Love Swimming, я не понимала, как можно проплыть километр. За несколько дней до финального заплыва мы с одногруппницей пошли в прыжковый сектор «Олимпийского», чтобы попробовать. Проплыли километр за 36–37 минут и поняли, что с остановками это сделать можно. На финальном заплыве мы даже улучшили свое время до 30 минут и были в полном восторге.

К Босфору я готовилась у Олега Владимировича Журило, который как раз был нашим добрым «папочкой». Он мог немножко поднадавить там, где нужно, но в то же время всегда с очень большой нежностью и добротой к нам относился. А еще он поздравлял нас после всех стартов, писал сообщения. До сих пор очень скучаю по нему. Возможно, в будущем я к нему вернусь.

В прошлом году я прочитала в каком-то глянцевом журнале статью о подготовке к Босфору. Девушка, редактор журнала, обещала серию статей. Вышло два или три текста, а потом все это заглохло безо всякого объяснения. Я не хотела поступать так же, поэтому свою подготовку к Босфору преподносила как «я попробую». Пообещать и не сделать не хотелось. Но в начале мая я проплыла в бассейне пять километров без остановки и поняла, что к Босфору готова.

Вся история с попыткой военного переворота в Турции и закрытием рейсов добавила к цели еще больше интереса и остроты переживаний по поводу заплыва. Мы боялись, но, тем не менее, полетели туда. Может быть, неоправданно рискованно. Все-таки, я — мать семейства, и не имела права рисковать. С другой стороны я подумала, что то, что я — мать, не отменяет того, что я личность, и эту жизнь я живу для себя. Возможно, отказавшись от каких-то моментов ради семьи и детей, я перестану быть собой. Поэтому я полетела.

У меня очень рациональный муж. Он осторожен и не склонен ко всяким безумствам, в отличие от меня. У нас в семье я — генератор безумных идей, а муж — человек, который опускает меня на землю и предлагает подумать головой. Муж считал, что испытывать судьбу и ехать в Турцию не надо. И сначала я приняла его рациональную точку зрения. Но когда открыли рейсы, я подумала, что это знак судьбы, и надо лететь. Муж тогда мне сказал: «Я с тобой не полечу. У наших детей должен остаться хотя бы один родитель». А потом мы решили, что бабушка и няня у нас хорошие. Если что, они справятся. И полетели вместе.

file

Муж чувствовал свою ответственность за меня и решил меня поддержать, а я считала, что плыть за кем-то удобнее, чем одной: мы переплывали Босфор вместе. Но мы совершили ошибку, не договорившись на берегу, как будем это делать. Мы хотели разделить момент и эмоции, но получилось разделить немного не те эмоции, что мы ожидали. Когда я нырнула в Босфор, я начала испытывать неземное удовольствие от созерцания этой голубой бездны подо мной, медузок и рыбок. А у мужа была задача плыть, а не кайфовать. Причем, плыть быстро. Поэтому он меня постоянно одергивал и торопил. В какой-то момент я предложила ему идти вперед, на что он отказался: «Мы договорились плыть вместе. Значит, плывем вместе».

Так мы и плыли: я получала удовольствие и испытывала чувство вины, понимая, что подбешиваю своего мужа, а он плыл и мучился рядом. Мы спорили, но продолжали идти рядом. В итоге у нас совершенно не блестящее время, но мы рады, что финишировали и сделали это вместе. На финише какой-то фотограф сделал нашу общую фотографию, муж сказал: «Все это было ради этой фотографии!» Но мы ее до сих пор не нашли. В общем, в семейной жизни все не бывает просто.

Почему я решила плыть Oceanman? Все пошли — и я пошла (смеётся — прим.ред). А еще потому, что в июне отменился заплыв в Марселе. Это и как компенсация Марселя, и как независимый заплыв, о котором тоже думалось и мечталось. Я плыву 5,5 километров. К полной дистанции не готовилась: подготовка подразумевает в два раза больше тренировок, чем есть у меня сейчас. Посмотрим, как проплыву эти пять с половиной. Может, потом буду готова увеличить дистанцию.

Не буду скрывать, у меня есть сумасшедшая идея. Мне хотелось бы поучаствовать в каждом крупном заплыве из всех существующих. За исключением опасных и совсем ультрамарафонских типа Ла-Манша. О них пока даже не мечтается. Начинаю с неэкстремальных небольших дистанций. Когда дистанция в пять километров будет восприниматься как обычная тренировка, подумаю о больших.

file

Плавание — это разговор с собой, время, когда ты остаешься один на один со своими мыслями. Даже когда плывешь задание тренера, ведешь с собой внутренний диалог, уговариваешь себя не сдаваться, не останавливаться, договариваешься со своим дыханием и пульсом, потому что очень важно правильно распределить силы и не остановиться. Плавание — это некая медитация. Можно представить, что ты в состоянии невесомости. Или что ты — маленькая частичка в большом океане. Или малыш в мамином животе. Плывешь, скользишь. И время очень быстро пролетает.

Плавание научило меня быть не самой лучшей. У меня с детства комплекс отличницы: я всегда была умная и красивая. И с этим непросто жить, ведь нужно соответствовать званию: все время хорошо выглядеть, все время отвечать по делу, быть умной. И я от этого получала, в основном, невроз. Мне всегда хотелось быть собой: не самой умной, не самой быстрой, не самой красивой. Когда я пришла в плавание, я поняла, что не могу быть самой быстрой. Я до сих пор не выплыла из 20 минут на километр, и сейчас меня это не особо волнует. Меня устраивает мой результат.

Когда мне было 15 лет, я пошла работать в модельное агентство. У меня была заниженная самооценка из-за плохого зрения и кривых зубов, поэтому мне там было непросто. На первые гонорары я купила себе контактные линзы, потом поставила себе брекеты. В 18 лет я попала в число моделей, участвовавших в показе на открытии бутика Джорджио Армани в Москве. А через пару месяцев Армани пригласил меня на свой показ в Италии. Так я попала в нужное место в нужное время. Начала сотрудничать с итальянским модельным агентством, сделала несколько съемок в итальянском Vogue, рекламную кампанию Miu Miu. Я закончила работать моделью, когда забеременела первой дочкой. Возвращаться в бизнес не хочу. Мне надоело быть картинкой и всем нравиться. Хочу быть собой.

file

Когда я сидела дома с детьми, я по большому счету общалась только с мамами и с детьми, иногда с мужем. Мне казалось, что так будет всегда. Что моя жизнь будет состоять из какой-то сумасшедшей беготни по врачам, по магазинам, няням и учителям, из работы по дому и прочей бытовухи. В какой-то момент я стала себя терять. Когда у меня появилось хобби, которое, во-первых, полезно для здоровья, во-вторых, дает кучу новых друзей и знакомых, в-третьих, расширяет границы существования, мне стало гораздо интереснее. Я наконец-то почувствовала себя не в каком-то вакууме, а среди настоящей бурлящей жизни.

Этот год был замечательным. Как глоток свежего воздуха. Да, он был сумасшедший: столько заплывов и забегов, с которыми связаны путешествия в новые интересные места. Но он был безумно увлекательный. Я просыпалась и думала: «Так. Сегодня у меня мои прекрасные дети, потом у меня моя прекрасная тренировка по плаванию. Завтра я бегаю». Жизнь заполнилась интересными событиями, каждое из которых я одинаково сильно ждала. Каждый день насыщен и красочен. Прошла жизнь «в ожидании от события до события». Я разделила свое время на разные ячейки: семью, работу, хобби, спорт. И времени на рефлексию не осталось.

В январе прошлого года мы с семьей поехали в Арабские Эмираты. Совершенно случайно я узнала, что в Абу-Даби проводится заплыв для любителей серии FINA. Я переиграла всю поездку под этот заплыв. Несмотря на то, что я тогда только научилась плавать кролем, там я проплыла свои первые 500 метров на открытой воде и пришла далеко не последняя. Я отплыла далеко от берега без спасательного круга и матраса вместе с кучей людей. Это был полный восторг!

Мы с мужем занялись спортом из-за нашей старшей дочки. Когда она была совсем маленькая, она начала плавать. В два с половиной года требовала, чтобы я водила ее в глубокий бассейн, и там командовала: «Отпускай руки! Я поплыла». Я отпускала руки, она уходила под воду, я ее доставала, а она начинала со мной драться, требуя, чтобы я ее отпустила. В итоге я нашла ей тренера, и она со временем стала заниматься по-взрослому: со всякими упражнениями и тренером на бортике. Игра прекратилась, ей стало скучно и она перестала заниматься. Но муж вдохновился ее успехами и пошел плавать и бегать. Потом все завертелось, и начался этот жуткий триатлон, забирающий мужей из семей. В итоге мне ничего не оставалось делать, и я тоже теперь спортсмен. Но дочь так и не вернулась в бассейн. Пахать и тренироваться ей неинтересно.

Мне очень нравится бегать. Во-первых, бег дает приятные ощущения в теле. Во-вторых, это возможность быстрой экскурсии в поездках. Когда мы куда-нибудь приезжаем, детям хочется поплескаться в бассейне или поковыряться в песке, на детской площадке, мужу хочется просто отдохнуть, а я включаю, как шутят мои друзья, «режим Ани». Это когда у меня есть полчаса на осмотр города, я беру в руки телефон и бегу. Бег — отличный вариант что-то посмотреть, пока все спят.

А еще это повод для путешествий. В рамки одной поездки можно уложить забег (или заплыв), встречу с друзьями и возможность ознакомиться с окрестностями. Это счастье, что я могу теперь посетить столько мест, прикрываясь спортивными мероприятиями.

Для меня чувствовать себя сильной — это не испытывать желания жалеть себя. Это когда при возникающей проблеме я не сажусь с мыслями: «Господи, все пропало! Я такая слабая, я ничего не могу». А когда я думаю: «Ну ничего, бывало и не такое. Сейчас подумаем, что можно сделать». И точно так же с физическими нагрузками. Когда я пришла в фитнес и плавание, сначала было ощущение, что я бездарь, потому что ничего не получалось. Но потом, благодаря правильным тренерам рядом, я начала работать, перестав себя жалеть — и все начало получаться. Я стала сильной.

Беседовала Анна Антонова

Читайте также