Москва
24 декабря

Как сдаться и всё равно выбежать марафон из трех часов

Поделиться
Поделиться

Вадим Смирнов из Самары пробежал Пизанский марафон за 2-59-27, хотя уже отчаялся выбежать из трех. Вадим рассказал об особенностях трассы в Пизе, вреде пейсеров и мотивации.

Для меня марафон в Пизе был заключительным в этом году и решающим. Он хорошо вписывался по времени проведения — через три месяца после московского — и должен был быть ровным и теплым. Самое то для рекордов.

file

По факту не сложилось с теплом. Все ожидали температуру 10-15°C. На самом деле было 6°C в пике днем, марафон же начался вообще в 1°C. Экскурсии по Пизе накануне доказали, что низкие температуры плохо переносятся при высокой влажности, так что пришлось прикупить теплой одежды для экскурсий. Тренировку в субботу пришлось вообще пропустить, что было очень непривычно, учитывая мои фанатичные объемы предыдущих недель. Сачковал не я один — на тренировку пришло человек 30 из 70, приехавших от I Love Supersport. Но даже наблюдение за тренировкой дало необходимый заряд :)

file

Перед стартом

Оксана, московский тренер клуба, дала кучу полезных советов. Хотя реализовать ее предложение бежать в шортах и майке не потянул никто, но идея надеть перчатки и закрыть уши сработала на все сто! С ними форма, слишком холодная для тренировки, оказалась в самый раз для забега.

Еще один лайфхак — записывать на руку или на ленту желаемое время прохождения контрольных точек. Я вообще всегда контролирую темп по часам, а не время. Но тут тоже поддался и вечером написал все оптимистичные цифры. Хотя потом надел перчатки и цифры увидел уже только после финиша. Но сама мысль смотреть НЕ на темп оказалась очень актуальна, о чем расскажу ниже.

file

Вечером собирались на традиционную pasta-party. Учитывая, что перед забегом не рекомендуется есть непривычную пищу, я уже второй день ел одну карбонару. В итоге переел и не скоро еще её захочу :) В очередной раз убеждаюсь, что клуб дает очень важное ощущение сообщества, атмосферу и поддержку, что особенно чувствовалось на чужой земле.

Интересная тема — трекер. Обычно прохождение дистанции отслеживает или браслет, закрепляемый на лодыжку, или чип в номере. В этот раз выдали специальный трекер, который крепится именно на шнурки! С одной стороны, плюс — очень накрепко, с другой, когда еле живой стоишь на финише, расшнуроваться и снять его — целая история. Тем не менее, спасибо ему, что сработал на всех контрольных точках! Отдельная история — мои старые кроссовки. Они уже два месяца как выбежали свой ресурс, но не смог от них отказаться — они не разу меня не подводили, хотелось, чтобы они разделили со мной и мой итоговый марафон.

file
Любимые кроссовки с трекером

Перед каждым марафоном волнуешься. Здесь же особенно, хотя и казалось, что улучшить на 4 минуты результат, учитывая увеличенные объемы, будет несложно, но цифра была уж очень особенная. Ответственность давила: все от тебя что-то ожидают, ты сам от себя ожидаешь, Стас вот тоже ожидает. Кроме желания победы еще очень боишься разочарования. Получается как экзамен — волнуешься так, что даже успокаиваешь себя, что на следующий день в это же время всё будет уже позади. Но уже четвертый забег меня кроме ожидания экзамена охватывает предвкушение праздника, самого события. И оно сильнее волнения! Я от этого предвкушения получаю особенное удовольствие.

За час до старта была разминка — очень важно, чтобы не сдыхать на первом километре. Разминка перед кафедральным собором, баптистерием и башней! Совершенно особенное место в обычные дни, но теперь еще и наполненное толпами веселых, спортивных и иногда мерзнущих людей в куртках, пакетах или без них.

file
Перед стартом

Странно для такого солидного марафона: на старте не было кластеров, и все месились в одной толпе, независимо от результатов и амбиций. Многие были в одноразовых дождевиках и пакетах, это позволяет не так мерзнуть в ожидании. Интересное наблюдение, в России такого не встречал (люди скромнее у нас): те, кто стоят в центре, когда дождевики уже не нужны, не стараются добраться до бокового ограждения и их выкинуть, а просто кидают в сторону. И мы в итоге стояли под дождем среди дождевиков и мусорных пакетов. Как и в предыдущих забегах, несмотря на давку, всегда находились люди, которые старались пробиться еще дальше вперед, чтобы сэкономить время после старта. Никак не определюсь для себя, стоит ли делать так же.

Трасса

Первый километр была давка. Улочки узкие, поэтому все 1500 (21 км) + 1700 (42 км) участников, как стадо бизонов, еле вписывались в переулки. Хотелось пропустить их вперед, чтобы не попасть под копыта, но, с другой стороны, всё замедление первого километра придется потом отрабатывать потом и кровью. Поэтому многие бежали по бокам, тротуарами и газонами.

Забег — мечта туриста. Половина пути прошла через город со средневековыми домами, мостами и речкой. Вторая половина — через поля, луга и побережье. Всё было очень красиво, но, к сожалению, когда ты максимально сконцентрирован на выбегании и ведешь постоянную борьбу, не видишь ничего вокруг. Поэтому у меня перед глазами остались лишь отдельные картинки: поле, мост, променад перед морем, каменистый берег, узкая улочка — всё как во сне. У меня уже появляется мечта — пробежать какой-нибудь зрелищный марафон не на соревновательной скорости, чтобы получить наслаждения от окружающих пейзажей.

file

Большая часть города была перекрыта, это очень удобно. То, что город маленький, чувствовалось, потому что не было нигде пробок из-за нашего забега. Трасса действительно ровная. Были небольшие горки и спуски, в основном, вкруг мостов. 30% трассы было в Пизе, 30% на побережье среди отелей и коттеджей, остальное — по полям. Везде у поворотов стояли отсекающие движение волонтеры и полиция. Плюс организаторам — за всю дистанцию не было случая, чтобы я сомневался, куда именно поворачивать!

file

Дорога была хорошая, мы всегда бежали по асфальту. Но два нюанса. Первый — периодически встречались старые участки асфальта, и приходилось выбирать, куда наступить, когда была большая плотность участников. Трещины и ямы! Второе — были длительные участки с уклоном к обочине (например, влево). Это не так критично на короткой дистанции, но после нескольких километров одна нога сильно перегружается, и приходится держаться более плоской части дороги, даже делая лишние крюки. Дождя не было, но вылезла серьезная проблема — ветер! Большую часть дистанции он дул в лицо и существенно тормозил и съедал силы. Дошло до абсурда: на подходе к 21,1 км я бежал несколько километров против ветра, потом, когда предстоял поворот на 180 градусов, я ожидал смены ветра на попутный. Как бы не так — он опять дул в лицо!

Существенное отличие этого забега от всех моих российских — количество профессионалов. Вокруг было огромное количество людей в футболках разных итальянских и европейских беговых клубов. Вообще получалось, что большинство людей вокруг были связаны с каким то беговым движением. И если смотреть на общие результаты забега, то, по моим ощущениям, средний результат был существенно выше, чем в Москве. Если в Москве я входил в 4%, то тут с лучшим результатом — в 9%! Уровень серьезнее. Это говорит о том, что наше беговое движение моложе, а в Европе оно уже полупрофессиональное. Еще одна иллюстрация — эта картинка часто встречалась по трассе: бежит бегун из какого-то клуба, а рядом едет его тренер или помощник на велосипеде, подбадривает его и подкармливает всю дистанцию. Треть пути меня сопровождала такая парочка из Ливорно.

Еще интересная разница между российским марафоном и итальянским: итальянцы гораздо более эмоциональны. Когда, например, какая-то машина маневрировала рядом с трассой, сразу несколько итальянцев харизматично и экспрессивно рассказывали водителю о его происхождении и ориентации. Очень интересно наблюдать такое :)

Как выбежать из трёх

Я очень хотел выбежать из трех часов на этом марафоне. Для этого мой средний темп должен был быть минимум 4-15/км. У меня стояла дилемма, как бежать: всю трассу в одном темпе или сначала пойти быстрее, потом угаснуть, но выдержать средний темп. Спросил до забега Оксану, она, узнав, на каких пульсах я обычно бегаю, посмотрела сочувственно и сказала, что не рекомендовала бы мне бежать быстрее чем 4-15. Я послушал, но, конечно же, решил подстраховаться и бежать быстрее. Вообще мой план выглядел так: бежать на 4-10 или даже на 4-05, если зайдет, а потом на второй половине чуть опуститься до 4-15, и всё получится. Именно поэтому я написал себе на руке цифры на 4-10. То есть идея была разбежаться быстрее, а потом не дать себе слишком сильно замедлиться.

После давки первого километра я выбрался из толпы и зацепился за бегуна из очередного итальянского клуба. Судя по часам, он бежал от 4-00 до 4-15. Чуть быстро для меня, но когда цепляешься за кого-то, получается гораздо лучше держать темп, поэтому я втопил за ним и держался плотно километров 10 и потом еще километров 5 держал его в поле зрения. Как показал отчет, я бежал слишком быстро. Когда я понял эпохальную важность этого мужика для моего забега, я попробовал запомнить название его бегового клуба, написанного на футболке, но тщетно. Борьба и концентрация второй части пути полностью вычеркнула его из памяти. Так он и останется безызвестным героем.

Все-таки есть огромная пропасть между марафоном и полумарафоном. Полумарафон — это дистанция, где ты большую часть бежишь в зоне комфорта и лишь треть или четверть проводишь с серьезной борьбе с собой. Полумарафон для меня нетоксичен, и я чувствую возможность поднять свои результаты без особого подвига. Например, в этот раз я пробежал полдистанции (имея резерв еще на вторую половину) с той же скоростью, что и ноябре полумарафон. Это значит, что я смог бы пробежать быстрее, зная, что после 21,1 бежать уже никуда не надо. Марафон же означает гарантированное долгосрочное страдание, к которому, наверное, не привыкнешь.

Питье. Одна из особенностей осенних забегов — ледяная вода в стаканчиках. Другая тема — питье из стаканчиков на ходу. Я знаю, что профессионалы сжимают стакан так, чтобы наливать тонкой струйкой из импровизированного горлышка воду не в горло, а за щеку. К сожалению, пока это мне не удобно, и тут подвернулся лайфхак! На части поильных точек предлагали не только стаканы, но и бутылки. Лучше брать бутылку: из нее пить гораздо удобнее. Более того, когда на некоторых постах такие бутылки не предлагали, я просто забирал те бутылки, из которых наполняли стаканы! Мой опыт показал, что недостаток воды приводит к существенному снижению самочувствия, и мало пить на таких дистанциях нельзя!

Отдельная тема — пейсеры. Я не ожидал, что здесь будут пейсеры на 3 часа (в Москве таких не было), поэтому на них и не ориентировался. Я их обогнал между 10 и 15 км и прицепился к ним после 21 км. Во-первых, они бежали не с флагами (как у нас), а с шариками, закрепленными к голове. Может это дешево и сердито, но очень неудобно бегунам: шарик болтается в двух метрах за ними из стороны в сторону. Ты вынужден постоянно уворачиваться или сдавать назад, но во втором случае тебя начинают тогда оттеснять другие бегуны. Другая особенность итальянских пейсеров — они не просто держат темп, но и периодически указывают, какой стороны лучше держаться перед водопоем или указывают на яму на дороге! Это помогало. Я полдороги удивлялся, что это за суперпрофи, что могут держать так ровно темп на 3 часа и еще помогать другим. Но потом всплыла правда: на 21 км они меняются на свеженьких пейсеров. Читеры!

file
Пейсеры

Если первую часть я бежал быстро и ровно, то уже после 21 начал замедляться и меня нагнали пейсеры на 3 часа. В тот момент самое для меня важное было — удержаться за ними. В голове сидела мысль: если держишься за ними, твоя мечта сбывается. Если хоть на 100 м даешь слабину — забег провален. На этой мотивации я тащился за ними до 35 км примерно.

Бег за пейсером — это что-то отличное от самостоятельного бега. С одной стороны, твоя задача упрощается, не надо думать и считать, весь мир сжимается в точку — затылок пейсера. Бежишь за ним — хорошо, всё остальное — плохо. Это помогает. Но есть и минус — когда бежишь сам, у тебя всё время бывают участки разной энергетики (в том числе вызванные питьем и гелями): когда можешь ускориться, или наоборот тебе требуется отдых. С пейсером же ты такой возможности не имеешь: когда у тебя подъем сил, ты себя сдерживаешь, а когда упадок — насилуешь себя. Так что на будущее — надо от них держаться подальше.

Какие все-таки мы, бегуны, разные! Даже если убрать маргиналов типа 90-летнего, финишировавшего под общие овации, дедушки. Например, до 21 км я медленно обгонял конкретного качка: с виду он не должен бегать вообще больше пятерки, но он бежал хорошо и ровно. Я опередил его лишь чуть-чуть. Или наоборот: на первой скоростной половине передо мной бежал очень высокий, сутулый, худой и несуразный парень, которого я с трудом обогнал перед половинкой. Если бы я увидел его вне бега, то решил бы, что это офисная жертва, неспособная к физической активности вообще. Он был похож чем-то на кузнечика: во все стороны торчали локти и коленки, а руки были толщиной с предплечья. Но это не мешало ему на 35 км меня обойти и уйти куда-то вдаль за горизонт. Вот такой удивительный мир бега. Он для всех!

file
90-летний финишер

Силы кончаются

Если первую половину я бежал в относительной зоне комфорта, то после силы начали уходить. Появление пейсеров мне помогло. Именно осознание, что, если отстану от них, то все зря, помогало мне держать нереальный для меня темп. Что такое держать темп в этот момент? Это значит, что все мысли крутятся вокруг вопроса «а не остановиться ли?». Мозг подбрасывает тысячу причин, почему нужно сбавить. Ты же имеешь только одну, чтобы бежать — нельзя отстать, иначе — всё. Из-за этого ты не видишь ничего вокруг. Я был бы рад пробежать этот марафон повторно в комфортном темпе. Вокруг было море красивого и интересного, можно было видеть, чувствовать, слышать и впитывать мир вокруг, как это происходит во время тренировочных кроссов. Но, к сожалению, когда бежишь на результат, ты как в тоннеле или как с закрытыми глазами.

Еще одна интересная особенность бега в группе за пейсерами (обычно за ними держится плотная группа в 10-20 человек) — люди толкаются. Все устали. Многих как и тебя болтает из стороны в сторону, они тебе мешают, ты им мешаешь. Это еще один аргумент, чтобы не бегать в группе. Так я держался за пейсерами до 33-35 км. В конце этого участка я бежал, отстав, но наблюдая их на некотором расстоянии. Это был самый тяжелый и самый ужасный момент гонки. Я понял, что, несмотря на все усилия, я не могу за ними держаться, и разрыв все растет. Это означало, что я точно не смогу выбежать из трех часов!

Все внутренние диалоги сначала крутились вокруг «смогу ли я таки удержаться за ними». Потом, когда это стало просто физически невозможно, — вокруг вопроса «бежать ли дальше». Каждая клеточка кричала, что нужно незамедлительно остановиться. Этот напор сдерживала плотина моей цели — добежать за три часа. И тут, когда я от отстал от пейсеров, плотина рухнула. Больше ничего не могло меня заставить бежать в том же темпе дальше. Страдания были огромны, а добежать как в Москве или медленнее стимулом не являлось. Московские 3-03 уже были мои — зачем ради них надрываться. А если результат будет еще хуже, так какая тогда разница, будет ли это 3-10 или 3-20?

Я не могу сказать точно, что именно заставило меня поставить себе новую цель — просто бежать изо всех сил, не взирая на результат. Наверное, отчасти это был перфекционизм. Это точно было и бремя ответственности (синдром отличника): как это я, ориентир для многих в клубе, вдруг сдамся. Был Стас, который переживал о моем забеге больше даже меня самого, я не хотел смотреть в глаза ему и говорить, что просто сдался. Учитывая пик напряжения, как формировались решения и что я думал в тот момент, до конца восстановиться уже не получится. Но это случилось: я отпустил для себя цель держаться за пейсерами и выбежать из трех часов и поставил новую цель — просто бежать изо всех сил. И это был первый момент за гонку, когда я простился с мечтой.

В чем была сложность? Ноги стали чугунными. Как показали записи, пульс падал, но падал и темп, и я ничего не мог сделать, чтобы ускориться. Кофеин, выпитый на 34 км, наверняка сыграл свою роль: я продолжал бежать, хотя мысль о том, что можно просто пойти пешком при отсутствии реальной цели, возникала не раз. Тем более, что всё больше встречалось бегунов, идущих вдоль обочины. Отказывали сгибатели бедра и икры — нога просто не поднималась с нужной частотой. В этот момент я себя не раз упрекнул за замену ОФП на обычные кроссы.

Но именно в этот момент, как только я отпустил гонку за тремя часами, опять вернулось удовольствие от бега. Да, я все равно бежал на максимальной отдаче, с каждым километром мышцы всё больше забивались. Но отпавший груз ответственности и свобода сняли шоры! Это состояние духа нужно взять на вооружение и подумать, как использовать в других забегах.

Потом по трекеру я видел, как снизился темп: с 4-15 до 4-20, потом до 4-30 и даже до 5 мин на последнем километре. Я был уверен, что это огромное падение, говорящее о моем низком уровне готовности, но тренер Дмитрий Никеров потом меня успокоил, что это нормальный уровень. Сильное падение — это в разы, а у меня было лишь небольшое снижение. Значит, с готовностью всё нормально, остался на будущее только вечный вопрос тактики: нужно ли гнать в начале или стараться весь забег пройти на одном темпе.
Интересен анализ по этапам. Получается, что из-за глюков в часах я гнал аж на 4-04 первую десятку. Следующие 11 км на 4-12, так что средний темп составил 4-08. Следующие 9 км я бежал на 4-15 — то есть все было по плану. А вот на оставшейся десятке скорость упала до 4-26, что было уже критично.

file
Финиш у кафедрального собора и падающей башни

Второе дыхание

Несмотря на то, что мечту о трех часах я отпустил, в голове периодически крутилась мысль «а вдруг». Даже не надежда, а так, ее жалкий зародыш. Это шло от двух гипотез: первая — когда я проходил отметки 10, 21 и 30 км, мои часы показывали меньшие цифры, чем по факту, вторая — пейсеры начали бежать первыми, а я пересек линию старта лишь через какое-то неизвестное мне время. С этой теплящейся недонадеждой я посмотрел на часы на отметке 40 км. И тут случилось чудо! Несмотря на то, что пейсеров уже даже не было видно, на часах было 2-48! Это означало, что для того, чтобы выбежать из трех часов, мне надо пробежать 2 км за 10-11 минут! А это вдруг неожиданно возвращало мечту обратно, потому что при определенных усилиях я мог держать темп в 5 мин.

И я втопил! На самом деле 40-й км я бежал с темпом 4-47, а после «втапливания» я пробежал 41 — 5, 42 — 4-47. То есть я просто не дал темпу упасть еще сильнее. Но, по ощущениям, за спиной развернулись огромные сильные крылья, и я летел просто как ракета! Один из самых кайфовых моментов марафона — это последние пара километров. Именно тогда ты понимаешь, что избавление рядом, и это предвкушение дает дополнительные силы.

Какие первые чувства и ощущения после финиша? бБешеное облегчение и боль в мышцах. Боль похожа на зубную, даже отдается в зубы куда-то. Она проходит через полчаса. На финише все люди вели себя по-разному. Кто-то просто шел, ел, переодевался и разговаривал, кто-то плакал, кто-то садился прямо на асфальт без сил, закрыв глаза.

file
Первые метры после финиша

Потянулись минуты. Я так и не знал, можно ли радоваться. По моим часам всё должно быть нормально (2-59-30), но несколько секунд — это так мало, вдруг результат все-таки будет выше трех. Я так всем и отвечал, что наверное выбежал. Не хотел себя слишком обнадеживать, чтобы не разочаровываться потом. Наконец в чате написали, что есть результаты. Я зашел по ссылке и — о ужас — увидел «3-01-25»! Сердце упало. Хорошо, что до последнего не радовался: удар был не так силен. Но тут в группе кто-то начал меня поздравлять с выбеганием из 3-х. Мне бросили другую ссылку, и вот по ней уже было время 2-59-27! И вот тут только я позволил себе поверить, что это произошло!

file
Правильное время

Оказалось, что первое время было абсолютным, то есть с официального начала забега. Второе же, правильное — с момента пересечения стартовой линии. Я не ожидал, что так долго, почти полторы минуты, толпа передо мной проходила через стартовые ворота. И именно это объясняло, почему я так долго нагонял пейсеров на 3ч в первой половине и не видел их в конце забега, несмотря на желанный результат. Вот в этот момент пришло ощущение полного счастья! Я столько раз за этот день прощался с мечтой. Все-таки есть высшая справедливость, видимо. Такое ощущение, что кто-то наблюдал за мной на второй половине трассы и сказал себе: «Этот парень борется до последнего, хотя смысла уже в этом и нет, давай ему поможем», — и замедлил время!

Дали нам очень странные медали. Оказывается, на медалях марафона в Пизе делают отсылку к теме выставки в местной галерее. А там проходила выставка истории сюрреализма.

file
Медаль

file
А вот это первоисточник

Все-таки еще раз вернусь к вопросу часов и правильных цифр. Из-за пропусков GPS-сигнала некоторые части трассы были искажены, например поворот на 90 градусов около здания скруглялся до средины здания. Казалось бы, мелочь, но на 42 км эти округления накопили ошибку в 700 м! Я бегал все время по целевому среднему темпу, часы же показали, что мой темп был якобы 4-20! Хотя по факту — 4-15. Но я не понимал этого и поэтому чуть не сдался!

Очень важный опыт: нужно больше контролировать временные отсечки, а не только темп! То же самое с пульсом! Его важно мониторить, чтобы не загнать себя в состояние, после которого надолго потеряешь темп. Я бежал без нагрудного пульсометра, и часы также глючили. По графику видно, что средний пульс был около 165-167, ошибочные же выплески подняли его на 10 ударов.

Еще, по-моему, у Архангельского читал, что для мотивации нужно придумывать для себя награды за промежуточные и итоговые победы. Этот принцип работает в любой теме, не только в спорте. И вот я уже четвертый забег делаю себе такой подарок по итогам. На этот раз это беговые часы, которые, надеюсь, будут давать меньшую погрешность (как знал, когда придумывал награду). Хотя они у меня были на руках уже до забега, и я их настроил и проверил, но бежал я все-таки в старых, чтобы сохранить смысл подарка.

Теперь бег для меня весь обвешан удовольствиями: наслаждение от самого бега, забеги и победы, спортивный туризм, награды и, конечно, хорошая компания — сообщество людей, больных бегом. Вечером мы собрались клубом отметить победы. Многие бежали первый раз, у них был двойной праздник, некоторые бегали уже много-много раз. Но все «обмыли» свои медали, и вечер в такой среде единомышленников стал хорошим заключением отличного дня.

file

Здесь же от нашего клубного штаба я узнал, что, оказывается, с моим результатом (причем, на некоторые даже с казанским результатом) я могу без конкурса попасть на некоторые марафоны большой шестерки! Как минимум, в Бостон и Нью-Йорк. Именно сертифицированный статус пизанского марафона позволяет это: результаты, например, казанского не зачитываются. Так что появилась еще одна интересная тема, нужно ее обдумать.

Хотел еще отметить, что организм перестроился за этот год под бег, и, видимо, выправилась техника. Если первый марафон в Тольятти и второй в Казани подарили «колено бегуна» и ноющие щиколотки, то после этого марафона ничего не болело, несмотря на более высокие скорости.

Зато получил еще одно подтверждение очевидного лайфхака — всегда растягивайте мышцы после забега! Увлеченный выяснениями, как я все-таки пробежал, я забыл потянуть квадрицепсы (которые по ощущениям и не устали практически) и наградил себя тремя днями ходьбы по экскурсиям в раскоряку. А требовалось-то всего две минуты!

Итак, итоги:
В этом году я

  • пробежал свой первый марафон;
  • выбежал свой первый марафон сразу из 4ч;
  • пробежал за год 4 марафона и 3 полумарафона;
  • улучшил свой результат на марафоне почти на 50 минут;
  • выбежал из казавшихся нереальными 3 часов!
    Это был просто отличный год!

Какие же выводы по итогам последнего забега? Нужно лучше тренироваться, опускать пульс. Больше бегать на низком пульсе, несмотря на желание поддать. Я уже был близок к мысли решить, что пришел к своему пределу и роста больше не будет, но потом прочитал книгу Ричарда Ролла, который начал бегать в 40 лет и через несколько лет сделал несколько ультрамарафонов, а потом еще и пять Ironman за 7 дней! Она вселила в меня уверенность в будущем. Очень понравилась мысль: «Если вы думаете, что дошли до абсолютного предела, не верьте: на самом деле вы задействовали только 40% своих возможностей. Нас ограничивает не тело. Нас ограничивает мозг».

Что запланировать на следующий год? Я решу это в ближайшие пару недель. Вариантов есть много:

  • поставить задачи по росту результата на марафоне (хотя рост уже будет не такой сумасшедший);
  • поставить полумарафонные цели или смесь марафонных и полумарафонных;
  • выбрать наиболее интересные забеги (в том числе большую шестерку);
  • поставить цели по физической готовности;
  • бросить бег на пике формы и больше акцента сделать на плавание и заплывы;
  • уйти в более длинные дистанции (утрамарафоны);
  • попробовать трейлы....
    Вариантов море! Буду смаковать итоги года и строить новые планы!
Поделиться
Читайте также