Москва
27 октября

Интервью с Ириной Борисовной Подъяловской

Поделиться
Поделиться

Основные факты:
Родилась 19 октября 1959 года в деревне Вишенка Белорусской ССР
Образование высшее педагогическое, закончила Государственный Центральный Ордена Ленина Институт Физической Культуры и Спорта
В спорте с 1971 года
В легкой атлетике с 1975 года
Заслуженный мастер спорта
Многократная чемпионка СССР
Победительница Всемирной Универсиады, , Канада, 1983 год
Действующая рекордсменка мира в эстафете 4х800м
Действующая рекордсменка Москвы на дистанции 800м
Тренерский опыт 20 лет
Специализация в школе I Love Running: 10 км, полумарафон, марафон
Подготовила более 1800 учеников

Личные рекорды:
400м — 51:12
800м — 1.55:69

file

Рассказывает Ирина Борисовна:
“В спорт я пришла, поскольку в детстве много болела. До восьми лет семь раз поболела воспалением легких, был врожденный вывих бедра и много чего еще. Бабушка меня отдала в плавание, плавала я неплохо, стала мастером спорта, пока снова не подвело здоровье. Сушилок тогда не было, приходилось ходить с тренировок с мокрой головой, я застудила уши, и отец плавать больше не пустил.

Потом как-то осенью в школе проходили соревнования, бежали кросс, а у меня снова болели уши, я стояла в платочке с компрессом и записывала результаты. После финиша молодой тренер по легкой атлетике позвал девочек в беговую секцию, учительница физкультуры порекомендовала ему меня. На пробном занятии побежали по лесу 14 километров, я это расстояние достаточно быстро преодолела. Через неделю был контрольный бег на километр с раздельным стартом, где я показала лучшее время, обогнала тех, кто давно занимался. Они обиделись, сказали тренеру, что я срезала. Я расстроилась и ушла из группы.

Тренер долго ходил домой, разговаривал со мной и отцом, уговорил ехать не на городские, а сразу на областные соревнования. И практически без подготовки я выиграла областной кросс на 2 километра. Потом республиканский. Зимой мы уже начали серьезно тренироваться, весной поехали в Москву, где я впервые увидела манеж. Выиграла все забеги, только в финальном отстала от лидера на 1/10 секунды, была приглашена в юниорскую сборную СССР, и с тех пор моя жизнь связана со спортом.

file

Пыталась параллельно учиться в институте, но совмещать не удалось, пришлось сделать выбор в пользу бега. Так что высшее образование получила только после 30 лет, когда ждала ребенка.

Со спортивной судьбой мне не очень повезло. В 1983 году была первым номером в сборной на первый Чемпионат мира, но утром перед выездом обнаружилось, что не готовы документы на выезд. В 1984 сборная страны не поехала на Олимпиаду. А я была в отличной форме, не проиграла за эти два года ни одного старта и попала на «Золотой бал», мероприятие для крайне узкого круга лучших спортсменов планеты. В 1988 году снова отобралась на Олимпиаду, но начались политические игры, места отдали более медленным спортсменкам из Прибалтики и Украины.

Из всех стартов мне больше всего запомнилась канадская Универсиада в 1983 году. Там собралась молодежь, была очень легкая и приятная обстановка. Тогда у меня на ускорении сломалась пластмассовая пластина в шиповках. Через несколько минут финал, а ситуация безнадежная, хоть босиком беги. Стала показывать жестами тренеру, он тоже ничего сделать не может. А рядом с ним сидел азиатский мужчина. Он мне бросил новые шиповки «Асикс», я их обула вместо «Адидас», которые положено носить по контракту. Оказались на размер меньше, пришлось сжать пальцы, но соревнования я выиграла.

Запомнилось, как мы устанавливали мировой рекорд в эстафете 4х800 метров. Происходило это в «Лужниках» в перерыве футбольного матча при переполненных трибунах. Собрались наши команды, приехали европейские. И 80000 футбольных болельщиков болели совсем не так, как обычно на соревнованиях по легкой атлетике, намного громче и агрессивнее. Я бежала последний этап, надо было догонять вторую сборную СССР. Получилось, и получился рекорд, который с 1984 года до сих пор не побит. Скорее всего, продержится он еще долго, поскольку сейчас собрать такой сильный состав в одной команде вряд ли кому-то удастся. Еще одно достижение, мой рекорд Москвы в беге на 800 метров, тоже пока держится. Как ни странно, самыми тяжелыми соревнованиями были чемпионаты СССР. Очень плотная конкуренция, случались интриги, зато кто через этот отбор проходил, на международных стартах выигрывал практически гарантированно.

После родов я возобновлять выступления не собиралась. Но случился 1991 год, распад страны, все перевернулось, работы не было. А я одной из первых в стране стала сотрудничать с иностранным менеджером, и мой бельгиец предложил зарабатывать за счет известного имени. Я стала выступать в группе «Б», ездить по миру, выигрывать соревнования.

Параллельно была бегающим тренером , подготовила нескольких сильных спортсменов-международников. Через некоторое время стала заниматься детьми, тренировать в спортшколе. А сравнительно недавно возникла потребность в подготовке любителей. Сначала ко мне обращались триатлеты, а потом и просто бегуны. В 2012 году познакомились с Максимом Журило и с Владимиров Пасекуновым, которые тогда еще не стали основателями школы «I Love Running», а просто собрали группу и попросили ее потренировать.

file

До этого я работала либо с детьми, либо со спортсменами, которые имеют какую-то подготовку, для которых разработаны методики и так далее. А тут пришли взрослые мужики, некоторые весом 120 килограммов, многие вообще никаким спортом не занимались.

И надо было их достаточно быстро из этого состояния выводить, потому что ставилась конкретная цель, к примеру, через небольшой временной промежуток пробежать полумарафон. Раньше такого у нас в стране не было, посоветоваться было не с кем. Пришлось браться за книжки, которых тоже оказалось не очень много, долго размышлять, что и как делать.

file

Тренировать взрослых любителей — занятие специфическое, совсем не такое, как с профи или детьми. Здесь много интересного общения, приходят люди, состоявшиеся в самых разных сферах. Совершенно другие эмоции наблюдаешь, к примеру, на финише первого марафона. Я этим заразилась, мне это нравится и я от такой работы получаю удовольствие. Конечно, они требуют совершенно особого подхода. Человек приходит на тренировку после тяжелого рабочего дня, он уже уставший, так что приходится очень внимательно следить за самочувствием.

Если профи недостаточно выкладывается или не хочет что-то делать, его можно жестко поставить на место, не хочешь — уходи. А здесь уговариваешь, жалеешь, хвалишь. Но уговаривать приходится редко, у любителей очень сильная мотивация, их наоборот нужно притормаживать, чтобы не делали лишнего. Сердечная мышца не восстанавливается, один раз дал слишком большую нагрузку, и все. Поэтому я очень аккуратно планирую тренировки, ученики начинают с небольших скоростей, следят за пульсом и, несмотря на вроде бы не слишком напряженные тренировки, быстро прогрессируют.

file
Команда Тель-Авив на завершающей тренировке перед полумарафоном

Я подготовила более 1800 любителей. Сроки короткие, расстояния большие, тем не менее, за всю историю до финиша не добежал только один ученик-полумарафонец. Мы нашли его в больнице, и он первым делом начал извиняться. Мы взяли его «Гармин» и сразу поняли, в чем проблема. Перед стартом я даю задание, которое он не выполнил и побежал каждый километр на минуту быстрее правильного темпа. Я очень переживала, но он пришел через три недели в марафонскую группу, стал самым послушным учеником и пробежал 42 километра с хорошим результатом.

На самом деле я уже могу предсказать результат ученика с точностью до пяти минут, ошибки бывают разве что в случае каких-то неожиданностей. Например, был тяжелый полумарафон в Риге по жаре после дождя, в жуткую влажность. Люди сходили, врачи с носилками постоянно бегали туда обратно. И одного парня все никак не было на финише. Чуть сама инфаркт не получила, думала в больницу за ним ехать, как вдруг он показался. Оказалось, за два километра до финиша решил вылить на голову два стакана воды, а там был изотоник. Попал в глаза, стал щипать, пришлось искать способ промыть.

Я бегала достаточно долго, в том числе на ветеранских соревнованиях. Но заразилась от детей краснухой, тяжело болела и заработала инфекционный артрит. Стали болеть суставы, особенно колени, так что пришлось заканчивать с бегом совсем. И вдруг, уже через много лет, ученики в одной из любительских групп начали меня подкалывать, мол, вы нас мучаете, а попробуйте сами пробежать. И я дала слово, что через год сама пробегу полумарафон на Гарде. Начала понемногу тренироваться, но заболело колено, пришлось остановиться. Тогда я решила воспользоваться своей программой, по которой мы в школе готовим учеников. За семь недель до старта начала тренироваться ровно так же, как и мои группы, делала те же упражнения, бегала те же кроссы. И потихоньку пробежала полумарафон.

Как старшему тренеру, тренировать мне приходится не только учеников, но и тренеров. У нас в школе есть стандарты, общие программы, комплексы упражнений. Поэтому мы собираем тренеров из разных городов и проводим для них обучение. «I Love Running» мы позиционируем как «Школу правильного бега». И следим, чтобы во всех группах бег был действительно правильным. Школа развивается, количество учеников растет, многие возвращаются, причем уровень у них выше, чем требуют новичковые программы. Растут запросы. Приходится придумывать что-то новое.

Например, раньше у нас были сравнительно короткие курсы подготовки к марафонам только для людей с опытом. А сейчас появились семимесячные программы, позволяющие начать с основ, заложить хорошую базу и подвести человека к приличному результату.

Я слежу за современными тенденциями в легкой атлетике, у меня дома стоит большая стопка книг, которые я читаю и перечитываю. Но обычно оказывается, что новомодные системы придумали много лет назад, еще в 50-х годах. Просто сейчас им придумали красивые иностранные названия и выпустили под новым соусом. Взять, к примеру, кроссфит. Это классическая круговая тренировка, какие мы делали еще 30 лет назад. Постоянно ищу новые упражнения для ОФП, а их нет, все то же самое с небольшими изменениями. Например, раньше не было фитнес-мячей, тренировали спину через «козла».

file

У меня есть свои тренерские причуды. Например, я настоятельно прошу учеников надевать белые носки. Во-первых, это красиво выглядит. А когда группа красиво выглядит, она и тренируется хорошо. Во-вторых, белые носки не наденешь второй раз, они уже теряют нормальный вид и просятся в стирку. А бег в грязной форме чреват самыми разными неприятностями. Очень давно у меня был ученик, одевался неопрятно, надел как-то носки, испачканные в песке после прыжков в яму, натер ногу, получил воспаление лимфоузлов и массу проблем со здоровьем. Так что тренерские причуды на самом деле появляются не без причин”.

file

Беседовал Николай Богомолов, заместитель главного редактора журнала “Мотоэксперт”

Поделиться